March 22nd, 2011

Сумбурное. Айка.

Самое смешное - я не знаю, как ее звали на самом деле. Айка. Потому что Ай - "любовь", но обращаться так к девушке нельзя. Айя? Ну какая она "Айя" - Айка она. Маленький симпатичный зверенок в человеческом облике.
Невысокая - чуть выше полутора метров, с широкими плечами и запястьями, сухие мышцы (что-то у нее было сбито в балансе - жировая прослойка чисто символическая, да и тренировалась она так, как не всякие парни делают) и высокая посадка головы. И волосы - буквально водопад иссиня-черных прямых волос до пояса. Японская школьница - и черты лица соответствующие.

Она не любила мужчин. Нет, не так. В обычном состоянии и трезвая она вполне лояльно к ним относилась, могла с удовольствием поддержать беседу или подурачиться, хотя прикосновения именно переносила. Попытки флиртовать - с очень большим трудом.
А иногда на нее накатывало. В двух вариантах.
Она могла сорваться в блуд. Именно так - у нее рвало крышу и она готова была где угодно с кем угодно и как угодно. И сколько угодно. Однажды она так вот исчезла на три дня, мы ее потом вытащили из подвала, с мясом вырвав из шумной и восторженной компании, дорвавшейся до халявы.
Обычно аккуратная и чистоплотная, она теряла себя полностью. Свои знали о таких ее приступах и как могли берегли и береглись ее, а чужие... чужих у нас бывало не так много, получалось по-разному.
А еще ее могло сорвать по-другому. В какой-то момент она начинала бояться мужчин. Любых. Относительное исключение делалось для меня и для Кости - остальным было опасно к ней даже приближаться - Айка могла убежать, а могда начать драться как крыса, зажатая в угол. А дралась она не просто хорошо - великолепно. Успакаивалась она только тогда, когда находила Киру - прижималась к ней плотно-плотно и засыпала.

Айка прожила у Киры два года. Когда она только пришла (пришла? привели), была ходячим ужасом. Худющая - кости и мышцы, развращенная до предела в самом прямом смысле этого слова, серьезно подсаженная на какую-то дрянь. Кира ее учила всему. Представьте себе девочку лет 14, которая в школу не ходила как минимум последние лет пять. Читать она умела и любила, считать - практически нет, о гигиене и нормах приличия имела представления самые дикие. Зато стихи сочиняла великолепно. И дралась.
Мы даже в школу ее умудрились пристроить. "Старательная двоечница" - впрочем, учиться ей нравилось. Хотя уроки она и прогуливала.

Киру она любила. Пожалуй даже больше жизни. Она так и не простила себе то, что ее в тот день не было дома. Неделю ходила и улыбалась. А потом уснула и не проснулась.

Вы мне поверили?